суббота, 12 марта 2016 г.

ХЗЧ!

Карачаевск. Изначально был замысел показать этим фото, что вот, мол, молодцы какие в КЧР живут - взяли и целый дворец-детсад построили.

Но омрачил мои впечатления один неадекватный сотрудник той структуры, название которой раньше начиналось с буквы М, а теперь стало погрубее: на букву П. Мы назовём этого сотрудника условно товарищем Х.
Товарищ Х. появился неожиданно из мрака. Было светло, но он появился из мрака. Не каждый так сможет, но он смог. Х. приблизился ко мне походкой Супергероя, который вот-вот победит зло. Мне кажется, у товарища Х. было точно такое же выражение лица, как у Александра Заносовского в момент задержания Чикатило. Из окон личного автомобиля за Х. наблюдали женщины. Тут уж попробуй не быть Супергероем!
Итак, я сфотографировал чудесное здание нового детского сада. Ещё не успел убрать фотоаппарат, как передо мной возник какой-то Х.
Он не был в форме, которую носят принадлежащие к П. Удостоверение его я увидел лишь мельком и неразвёрнутым. Х. не был готов к диалогу. Только к монологу. А вы знаете, какие монологи бывают у таких, как Х.
Он обратился к незнакомому человеку на улице не поздоровавшись и не представившись. Грубо, на повышенных тонах, сразу же перешёл на "ты". Нет, он не переходил на "ты". Он просто "тыкал". Х. назвал своё имя только после того, как я попросил об этом. При этом неизвестно, своё ли имя он назвал. Может, он не Х., а Б. или Г.?
Чего же хотел Супермен? Он попросил меня предъявить документ, удостоверяющий личность, а затем потребовал, чтобы я удалил фото детсада. Объяснений своим требованиям Х. дать не смог, заявив лишь, что считает ненормальным фотографирование чего бы то ни было, кроме гор. Он также хотел, чтобы я показал ему некую бумажку, дающую мне право фотографировать детские сады. Ответить на вопрос, что это за бумажка такая и где её выдают, Х. также не смог. Не сумел он осмыслить и такие понятия, как путешествие, Русское географическое общество, МЧС... Я даже сам видел, как все мои слова пролетали мимо его головы, не найдя естественных отверстий там, где у нормальных людей обычно бывают уши. Просто пролетали мимо в виде кириллических символов.
Убедившись в бессмысленности дальнейшего общения с товарищем Х., я позвонил в то место, которое называют не иначе как П. по известному номеру из двух цифр. Зная, что разговор будет записан и потребует официальной реакции, я подробно объяснил, кто я и откуда, как и с какой целью приехал в Карачаевск, как мне посчастливилось познакомиться с товарищем Х. и почему его требование удалить фото считаю незаконным.
Х. в это время пытался настроить против меня двух сотрудниц детского сада. Женщины оказались неглупыми. Они ответили Х., что в моих действиях ничего подозрительного (и уж тем более признаков терроризма) не видят. С другой стороны улицы подошла девушка, с которой я познакомился накануне. Она сообщила, что ей очень понравилось сообщество "От Кореи до Карелии" с фотографиями из разных городов России, особенно пост про кладбище домашних животных в Ялте.
Тут подъехала карета с тремя товарищами, более адекватными и тактичными, чем их великий коллега. А Х. почему-то решил уйти туда, откуда пришёл: во тьму. Он исчез. Больше я его не видел. 
Приехавшие по моему вызову полюбопытствовали, что мне больше всего понравилось на Северном Кавказе и спросили, буду ли я писать жалобу на товарища Х. Времени на это у меня не было, да и желания тоже. Они ещё раз уточнили, не желаю ли я "прославить" Супергероя перед его начальством. Сложилось впечатление, будто они сами хотят насолить этому Х. моими руками.
Пожелав друг другу успехов, мы попрощались с замечательными людьми из П. И поехал я дальше.

А посмотрите всё-таки, какой красивый детский сад!