четверг, 30 января 2014 г.

Август 2013 Колыма, Амур, Сахалин


Пока я пил коньяк "Кантемир" и терял свои документы в пос. Омсукчан Магаданской обл., единственную автомобильную дорогу размыло бурными речками после дождей. Выехать оттуда я не мог и не знал, насколько долго трассу будут восстанавливать. В Омсукчане попытался устроиться на работу на несколько дней к армянам, ибо все мои деньги уплыли, а дорога предстояла длинная. Главный армянин сам застрял по другую сторону размытого участка дороги, а армяне-шестерки не захотели иметь со мной дело без его благословения. Тогда я поехал в ближайший поселок Дукат. От Омсукчана около 30 км на север.



Там вписался в подразделение ВГСЧ (военизированная горно-спасательная часть). Командир части, опытный спасатель, разрешил остановиться у них до тех пор, пока не будет открыта дорога. В части около двадцати спасателей. Это магаданские ребята, которые работают там вахтой. Они обслуживают объекты золотодобычи и шахты. В тот день, когда я приехал, они не собирались топить баню, но, по случаю прибытия особого гостя, сделали это! Давно я так классно не парился! Красота!!!
Командир части подарил мне большой ежедневник в твердой обложке. Полдня я сидел в его кабинете за письменным столом и переписывал важные номера телефонов и всякую ерунду из своего старого блокнота, который промок и превратился в тряпочку.
Так я три дня провел в Дукате.
Хотя командир спасателей советовал мне пока не соваться на трассу, я все же решил попробовать. Встал рано утром, вышел на дорогу. До развилки меня довез добрый механик местного хайс-такси (это единственный наземный пассажирский транспорт, который связывает Омсукчан с Магаданом). В тот день шел микроавтобус в областной центр. Обычно в нем не бывает свободных мест, а в этот раз было целых три! Механик сказал водителю о том, что на трассе будет стоять автостопщик в оранжевом, поэтому на то, чтобы подвезти меня, водитель уже настроился. Пассажиры, заплатившие за билет по 1500 руб, сидели тесно, впритирочку, а я развалился на трех сидениях! Размытый участок дороги мы успешно преодолели, но пару раз прокалывали колеса. Я помогал водителю их менять. По колымским дорогам ехать без двух-трех запасок-это самоубийство! Проехал я с ними весь день, около 500 км. Вышел уже вечером в поселке Палатка, потому что там дорога поворачивает на Омчак, куда я планировал попасть. Было еще светло, и я попытался стопить под дождем. Простоял часа полтора. Машин мало и все идут по месту, совсем недалеко. Мимо меня раз шесть проезжал УАЗик. На седьмой раз он остановился и водитель сказал: "Пойдем хоть чаю попьем!" У него на работе я отогрелся и немного высох. Он отвез меня к пожарной части, где я и заночевал. Всю ночь шел дождь.
Как хорошо, что я потерял документы! Благодаря этому попал в пожарную часть, увидел, что там есть кровати, душ, кухня! Это надоумило меня вписываться к пожарным. Красота!!!
Уезжая из Палатки, я зашел к дорожникам переждать ливень. Там пили чай с женщиной-вахтером, которая переехала на Колыму из Ростовской обл. Ей здесь нравится, люди хорошие, жить веселее, а в Ростов она приезжает иногда к родным, но возвращаться не хочет.
В Омчаке тоже ночевал у пожарных. С начальником части и его замом допоздна пили водку и спорили, кто лучший поэт русского рока-Цой или Башлачёв. Диспетчер сварила нам вареников, ими и закусывали.
Дождь не переставал. Дорога превратилась в сплошную жижу. У меня к тому времени уже не было обуви, кроме резиновых тапочек. Это была седьмая пара за путешествие и самая, кстати говоря, удобная. Ноги не потеют и не воняют. Если промокли-быстро высыхают!
К моему счастью, в пожарку зашел мент, который ехал как раз в мою сторону. В каком-то отдаленном поселке у него был труп и срочно нужно было ехать туда. Кое-как с участковым по грязи мы проехали километров семьдесят. Прикольно так-меня, пропавшего без вести и находящегося в федеральном розыске гражданина, не имеющего абсолютно никаких документов, везет майор полиции! Вобщем-то, я уже начинал настраиваться на то, что скоро, возможно, придется перестать быть разыскиваемым. Полицай так и не доехал до трупа-дорога была размыта, на легковушке он не рискнул ехать через речку и поехал обратно искать возможность выбраться на другом транспорте.
А я побрел к стану дорожников, который находился неподалеку, в заброшенном поселке Кулу. Там меня увидели издалека и по одежде сначала подумали, что я инспектор. Хорошо приняли, накормили, истопили баньку. А утром с попутным КАМАЗом отправили дальше. За рулем был водитель из Сумской области Украины, где я был совсем недавно. Ехали очень медленно, расстояние в 200 км преодолевали часов десять. Был участок пути, где прямо по дороге разлилась река.



В самом глубоком месте почти полностью скрылись под водой колеса КАМАЗа! Ехали на соседний стан дорожников. Они тоже оказали мне образцовое гостеприимство!
Люди на Дальнем Востоке более простые и открытые, чем в центральной России. Здесь редко встречаются церкви и монастыри, народ менее набожный. Может, поэтому люди не боятся быть обманутыми и готовы бескорыстно помогать другим?!
От стана дорожников оставалось совсем немного до границы с Якутией и Усть-Неры. Там меня подвозила девушка, муж которой запрещает ей подбирать попутчиков. Она сказала, что ее любимый цвет-оранжевый. Она посмотрела на голосующего меня, решила, что человек в оранжевом костюме не может быть маньяком и остановилась. Потом даже договорилась со своим отцом, чтобы я заночевал у него. Но мне этот вариант не понадобился. Я ночевал в машине с якутами, которые довезли меня до Нижнего Бестяха, что напротив Якутска через Лену. Я успел добраться до поселка Улу, где меня приняли молодые узбеки на дорожной базе. Начальник не разрешает им пускать кого-либо постороннего, но, подумав о том, что меня ночью может загрызть медведь, они предоставили койку!
В Томмоте, где заканчивается железная дорога, встретил поляков, которые доехали туда на поезде и стопом добирались до Магадана.



В Алдане я потерял много времени из-за проливного дождя. Вписался в пожарке.
По дороге на юг, уже ближе к Амурской области, застопил киргизов. В Тынду ехали мужик с племянником к знакомому армянину по работе. Первое, о чем спросил меня водитель, есть ли у меня оружие. Он ехал, а сам подозрительно наблюдал за мной в зеркало заднего вида. Когда я рассказал о своих путешествиях, он немного расслабился. Останавливались у кафе, они угостили меня ужином. Приехали в Тынду уже ночью. Армянин встретил нас и отвез в гостиницу, заплатив за всех. Там понадобился паспорт. Его у меня уже две недели, как не было... Несмотря на это, вписали. Уже в гостиничном номере киргиз сказал мне: "Ты точно шпион! Паспорт прячешь, армянский язык знаешь, водку с нами не пьёшь... Что-то тут не так!"
Утром они отвезли меня к выезду из города и вскоре я добрался до Большого Невера. Это перекресток миров, выход и вход на восток и запад! Перед этим проезжал развалины концлагеря Васильевка. Там подвыпивший водитель, воевавший в Чечне, остановился, чтобы я сходил посмотреть часовенку, поставленную в память о погибших здесь. В часовне я с чистой совестью набил карманы двух-, пяти- и десятирублевыми монетами. Зачем они жертвам репрессий?! Мне-то нужнее!!!




Из Невера добрался до Сиваков. Там заночевал в шиномонтажке. Оттуда поехал дальше. Здесь каждый день дожди! Попал под сильнейший ливень. К счастью, был под крышей остановки. В поселке Новобурейский проходил пешком пост ДПС. Меня попросили предъявить документы. Документов нет.  По базе данных пробили информацию обо мне. Я в розыске. Повезли в отделение полиции. Там пообщались с майором. Он сделал запрос в Камышин. Установили мою личность, убедились, что уголовки за мной нет. Я написал заявление на имя камышинского главмента, чтобы в отношении меня прекратили розыск и не сообщали родным о моем местонахождении и подробностях моего отсутствия. На прощание мне дали ксерокопию бумажки, которую прислали по факсу из камышинского паспортного стола. Вот и кончились 9 с лишним месяцев моего розыска. 13 августа я перестал быть Севой! Теперь и дышать как-то легче! Я снова представляюсь всем Иваном. Как-то непривычно даже...
За день я преодолел оставшуюся часть Амурской области, Биробиджан и Хабаровск. В Хабаровске киргиз на КАМАЗе сказал, что отвезет меня к таким же, как я, к людям с палатками. Он объяснил, где они находятся. Я увидел издалека пять огромных военных палаток, в каждой из которых может поместиться до ста человек! Когда подошел ближе, узнал, что это массовый православный крестный ход вокруг Хабаровска с какой-то крутой иконой, приуроченный к паводку. Узнав, что жрать у них нечего, я поехал дальше. Через несколько дней узнал из новостей, что Хабаровск сильно подтопило. Не помогла крутая икона избавиться от святой воды!


Переночевав в пожарной части поселка Дубовый мыс, узнал от спасателей, что каждые сутки вода в Амуре поднимается на 15 см. Так и мою трассу закрыть могут! Тороплюсь в порт Ванино-оттуда ходит паром на Сахалин. Путь до Ванино похож на колымский тракт. Грунтовка со своими сложностями. 14 раз дорогу пересекает река Гобилли! В порт Ванино часто ходят лесовозы, благодаря которым я достаточно быстро доехал.
Из Ванино пытался уйти на Сахалин. У меня было ровно столько денег, сколько стоит самый дешевый билет (ехать не в каюте, а на палубе)-1160 руб. Но без паспорта не пустили. Пытался договориться с капитаном и менеджером по пассажирским вопросам-безуспешно. Думал уже, что в этом году на Сахалин не попаду. Расстроился и решил ехать во Владивосток, искать жилье и работу, готовиться к зимовке. На лесовозе доехал до ручья Серединка, это как раз таки середина пути от Ванино до трассы Хабаровск-Комсомольск. Из-за непрекращающегося дождя был вынужден застрять на два дня на стане дорожников. Они живут там без связи с внешним миром. Были очень рады новому человеку. Попарились в бане, пообщались, посмотрели интересные фильмы на DVD. Прочитал у них книгу "Колумбы земли русской" о первых исследователях Сибири и Дальнего Востока.
Я знал, что на Сахалин возможно попасть через самое узкое место Татарского пролива, где расстояние от материка до острова всего семь км, но мне сказали, что дорога до поселка Лазарев, откуда ходит моторка на Сахалин, почти непроходима. Однако парень, который вез меня от Серединки до комсомольской трассы, поведал, что часто ездит по той дороге и ее состояние вполне даже ничего. Я обрадовался и решил ехать в Лазарев! В Лидоге меня не приютили в пожарной части и я начал искать заброшенный дом для ночлега. Спросил совета у мужиков, которые сидели в машине, где есть подходящий домик. Они расспросили про мои путешествия, налили водки, угостили пловом. И сказали, что не та смена мне попалась в пожарной части. Вот если бы я пришел завтра, дежурили бы они и обязательно приняли бы странника! Мужики показали мне подходящий дом. Там я и провел ночь.
За день добрался до поселка Де-Кастри. Меня везли мужики на "буханке" с песнями Шахрина! В Де-Кастри пожарные оказались очень гостеприимными. От их поселка я добрался до Лазарева. Дорога неважная, но на нормальном внедорожнике вполне сносно можно доехать.


В Лазареве я даже не успел сварить кашу на костре, как на Сахалин пошла моторка. Свободное место было и меня без проблем взяли.



Так я попал в поселок Погиби Охинского района Сахалинской области. Там из постоянных жителей всего два дома. И то непонятно, они там действительно живут, потому что живут или живут, потому что работают. Там были мужики на джипах из г.Ноглики. Они сказали, что приехали к приятелю на день рождения и поедут обратно через два дня. Наличие других попуток очень маловероятно. До ближайшего места, где есть люди, двадцать км. Это пост нефтепроводчиков.
Жители поселка не стали приглашать меня в гости, но рассказали о гостеприимстве нефтепроводчиков. К ним я и отправился, надеясь, что попутка какая-нибудь да пойдет. Двадцать км я топал по безлюдной дороге с тяжелым рюкзаком. Всюду были следы и какашки медведей. Чтобы избежать встречи со зверем, я громко пел и читал стихи. Нефтепроводчики действительно оказались очень гостеприимными. Супружеской паре пенсионеров, которые живут и работают там, доставляют продукты из Охи на вертолете. Они сказали, что если бы я пришел днем раньше, они отправили меня бы меня попутным вертолетом. Был бы опыт авиастопа. Ну ничаво, все впереди! Остался я ночевать у нефтепроводчиков. За неделю до меня к ним захаживали американцы, парень и девушка. Они там же, где и я, перебрались на Сахалин и двигались к цивилизации. А до этого и немцы проходили.
На следующий день я прошел еще 12 км до следующего поста нефтепроводчиков. Меня брали с собой на рыбалку. В сеть попадается горбуша и кета. Рыбу тут же потрошат, икру вываливают в кастрюлю, а сердце разрезают на кусочки и насаживают на крючок. На удочку ловится мальма. Только успевай закидывать! Одна за другой!!! Потом я помогал солить красную икру и жрал ее ложками! Рыбу же используют чисто как удобрение и редко едят.



Еще мы ходили за белыми грибами. За 10 минут два больших пакета набрали! Нефтепроводчик за ужином пожалился: все заначки жены я уже нашел, не представляю, где еще она может спрятать от меня выпивку... 
Попуток за двое суток так и не было! Я дождался мужиков, которые ехали на двух джипах с лебедками с дня рождения из Погиби, и с ними добрался до города Ноглики. Ехали около восьмидесяти километров часов семь! Часто застревали, вытягивали друг друга лебедками, цепляясь за деревья, подкладывая доски под колеса. Проезжали размытые участки дороги и полуразрушенные мосты.



Это был ужас! Дорога от Ленска в Якутск, которая показалась мне адской, была замечательной в сравнении с этой! Ситуация осложнялась тем, что собака одного из мужиков гнусно пердела в машине. К вечеру кое-как добрались до Ноглик. Оба джипа встали на ремонт! Мужик, который вез меня оказался директором СТО. Когда приехали, выпили коньяка.  Прямо там я и заночевал! Утром директор СТО разрешил мне посидеть в Ынтырнэте в его кабинете и подарил подробный атлас Сахалинской обл. Затем он прокатил меня по поселку, рассказал о нивхах, коренном малочисленном народе Сахалина, и вывез на трассу.


Там я застопил воронежскую фуру. Водила был необычайно рад встретить земляка на Дальнем Востоке. Ехали с ним целый день по сложной дороге. К вечеру я был в пос. Москальво. Там ночевать было негде и с вахтовкой я добрался до соседнего поселка Некрасовка. Это самый северный населенный пункт Сахалина. Но и тут вписки не нашлось. Местная нивхская молодежь показала мне хороший заброшенный дом для ночлега.
Далее побывал в Охе, райцентре. Хотел посетить краеведческий музей, но он был закрыт в рабочие часы.  Обиженный, я поехал на юг. Очень хотел попасть на место разрушенного землетрясением Нефтегорска. Но попуток не дождался. Остановился у местного жителя в полуразваленном поселке Сабо. Затем добрался до Горячих Ключей. На улице было прохладно, но после купания в теплом сероводородном источнике настолько согрелся, что сидел полчаса на улице в одних трусах. Там много источников, но ко всем очереди. Я искупался в том, где народу не было и, довольный, постопил дальше. Добрался до Александровск-Сахалинского. Раньше это был главный город Сахалина. Именно туда причаливали суда с каторжниками. Единственная женщина, которую держали в кандалах-Сонька-Золотая ручка. Особо опасный преступник. Говорят, ей даже удалось сбежать с сахалинской каторги!



Александровские пожарные приютили меня, а на следующий день я искупался в Японском море у легендарных скал Три брата и сходил в музей Чехова и краеведческий музей. Несмотря на то, что в музеях был официальный выходной, посетителя хорошо встретили. А когда я попросил кипятка я директора музея, она договорилась с работниками дома культуры, чтобы мне организовали стол!



Из Александровска доехал до Смирных. Там начальница пожарки не дала добро принять путешественника. Когда начальник мужик, проблем не возникает: Можно? Можно! А с бабами одни проблемы!!! И снова найти заброшенный дом мне помогла местная молодежь!
В Поронайске был удивлен тому, что уровень радиации здесь выше, чем в Чернобыле. Фукусима рядом жапанская!
Шахтерск, Углегорск, Бошняково, Томари, Холмск... Вот я уже на юге Сахалина.
В холмском музее узнал про чОртов мост, уникальное инженерное сооружение, оставшееся с тех времен, когда южная часть острова принадлежала японцам. От Холмска до моста идти 12 км. Большая часть пути-по старой железной дороге, которая раньше соединяла портовый город Маока (Холмск) с центром губернаторства Карафуто городом Тоёхара (Южно-Сахалинск). Мост построили в 1928 году силами пленных корейцев. Говорят, что количество шпал на этой железной дороге соответствует количеству погибших при строительстве корейцев. Сейчас дорога заброшена. Поезд проезжал по железной дороге (со стороны Холмска) через два тоннеля, выезжал почти на самую вершину сопки и проходил по чОртову мосту на высоте 41 метр над входом в нижний тоннель, откуда открывается вид на железную дорогу внизу.
В дачном поселке Николайчук я оставил свой рюкзак у огородников, а сам налегке пошел на мост. Фонарик с собой не взял. Через тоннели пробирался на ощупь. Так жутко становится, когда сзади света уже не видно и неизвестно, когда он появится впереди! На самом мосту развел костер и сварил себе гороховое пюре. В дачном поселке нашел приличный домик, в котором спал сладко! Дачники угостили меня молодой картошкой и свежими огурцами-помидорами!
31 августа. Детям завтра в школу, а мне-на мыс Крильон!!!

воскресенье, 26 января 2014 г.

Июль 2013 Гидростоп по Лене, Якутск, Магадан


На танкере по Лене

Итак, я в порту Осетрово ожидаю отправления вниз по Лене судна, на которое меня уже пообещали взять.

1.07. К 9-00 подошел на нефтебазу к агенту по отправке танкеров, как и договаривались накануне. Он очень удивился, увидев меня, т.к. думал, что я уже уехал и сказал, что мой танкер ушел. К счастью, он ошибался. Добрые тетеньки из диспетчерской связались по рации с капитаном и за мной на берег прислали толкач "Улькан". Я не успел даже собрать палатку, закинул все вещи в нее и на "Улькане" переправился на стоящий рядом танкер. Меня встретил старпом Виктор. Палатку с вещами я бросил на корме и мы пошли в рубку. Познакомились с капитаном, Сергеем Алексеевичем. Все 5 дней пути он называл меня на "Вы". 
Капитан сразу же попросил мои документы. Заглянув в паспорт, спросил, почему Иван представляется Севой. По привычке я выложил свою заученную наизусть басню.
На борту девять человек. Среди них две женщины-матрос и повар. Три пацана-практиканта: двое из Ростова-на-Дону, один из Ярославля. Остальные все-местные, из пос. Алексеевск, чуть ниже по Лене.
Мне помогли собрать мои вещи на корме и перенести в радиорубку, где меня и разместили. Геологи, которых навязали капитану на борт, к счастью, приехать не успели.
Практически весь день я провел в капитанской рубке, общаясь с командой судна и любуясь ленскими пейзажами. 







Кругом леса, холмы, каменистые обрывы, скалы. По берегам немало заброшенных населенных 
пунктов.



Я настойчиво предлагал свою помощь в том, чтобы драить палубу, красить борта или чистить картошку, но Сергей Алексеевич сказал, что мои руки в рейсе не понадобятся. Он дал команду повару готовить на пассажира. Жрачка  очень даже ничаво так!
По Лене проходит немало судов. Говорят, раньше было гораздо больше. Сергей Алексеевич вырос на флоте. Его родители работали речниками, он пошел в речники, и вот теперь его сын тоже на борту в качестве третьего помощника капитана. И внук-туда же!





Вечером пошел сильный дождь и град. На ночь встали на якорь, поскольку опустился густой туман.

2.07. После завтрака я долго спал. Чтобы не было скучно в пути, решил найти что-нибудь почитать. Ни у кого из членов команды абсолютно никакого чтива не оказалось. Тогда я обратился к капитану. Он вынес из своей каюты большой том рассказов Льва Толстого. Теперь мне было чем заняться! Даже и не думал раньше, что Толстой такой интересный писатель. Взахлеб прочел "Отца Сергия", "Смерть Ивана Ильича", "Поликушку" и много чего еще. 
К вечеру бросили якорь у Алексеевска. Капитан и многие члены команды пошли ночевать домой, на берег. Я наконец-то вышел в Ынтырнэт с телефона одного из механиков.

3.07. Рано утром все вернулись, но отправились дальше только в 9 часов, т.к. был туман. 
На камбузе долго общались с сыном капитана. Он много говорил, а я понимающе слушал. Начали смотреть "Тараса Бульбу" на DVD.
На ночь встали на якорь.

4.07. В 5 утра продолжили путь. Я долго спал, читал и зашивал свою одёжу. Капитан присылал за мной вахтенного-приглашал подняться наверх посмотреть на красивые места, которые мы проходили. Весь день шел дождь. Возможно, завтра уже будем в Ленске.








5.07. После обеда подошли к Ленску. Я поблагодарил капитана, попрощался с командой и сошел на якутскую землю. Обогнул ленскую нефтебазу и вышел к выезду из города.


Ленск-Якутск

До Якутска около 1500 км по федеральной трассе, никогда не имевшей асфальтового покрытия. 






Транспорт ходит нечасто, но зато редко кто проезжает мимо. До поселка Алмазный доехал с ребятами на старенькой "Волге". Они прокатили меня по поселку, показали местные достопримечательности, а затем, дождавшись, когда жена одного из них уйдет на работу, пригласили домой поесть. Пацаны сказали, что много слышали о путешественниках, но сами таких, как я, никогда не встречали. Поэтому им было по приколу со мной пообщаться. Дали с собой два десятка домашних яиц, пакет шоколадных конфет и других подарков.
В Алмазном я впервые увидел драгу. Это плавучий завод по добыче алмазов и золота.




На выезде из поселка я встретил мужика, который, как и я, ловил попутку. Он оказался начальником бригады, которая трудилась на строительстве моста через реку Вилюйчан. Его машина сломалась, но нужно было отвезти рабочим несколько больших коробок с продуктами. В итоге он договорился с местным жителем, что тот отвезет нас. Но заправить машину было нечем. Ближайшая заправка в Мирном, а до него еще ехать! Через час топливо они где-то раздобыли и мы поехали к Вилюйчану. Прибыли уже поздно, в строительном вагончике нас ждал гостеприимный киргиз. Никогда бы не подумал, что я, русский, буду в Якутии с киргизом пить армянский коньяк! Заночевал в их вагончике, а наутро отправился дальше. 
До Якутска оставалось чуть больше 1000 км. По пути 5 переправ. 4 из них-через реку Вилюй.
На одной из переправ познакомился с веселым дедом, который занимается бегом на дальние дистанции. Самый большой забег у него был Москва-Якутск. Он прилетел в столицу и сразу из аэропорта побежал назад! Пробегает в день около 100 км. Его имя занесено в книгу рекордов Гиннесса, как имя первого человека, который пробежал до Северного Ледовитого океана в г.Тикси. Бегать начал в 50 лет, когда начались проблемы с сердцем. Сейчас ему 70. Превосходно себя чувствует! 
Там же, на переправе, нашел попутку до самого Якутска! Ехал на джипе с тремя мужиками. Один из них якут. Эту 1000 км преодолевали почти трое суток! Грязи по колено, обычные легковушки просто застревают. Где нет грязи, там камни, колдобины, ямы... Очень редко мы разгонялись быстрее 40 км/ч.  И это по федеральной трассе! 




А раньше я думал, что в центральной России плохие дороги! Неудивительно, что ту, европейскую, часть страны многие местные называют материком или Россией, будто сами не в России и не на материке.
Из Якутска я переправился через Лену на большом пароме. Гидростопом, так же, как и через предыдущие речки.


Якутск-Магадан
На правом берегу Лены паром причалил у поселка Нижний Бестях. Пешком дошел до выезда. До Магадана 2000 км. Меня очень порадовала дорожная табличка, согласно которой ремонтом трассы и укладкой асфальта здесь занимаются армяне. Вскоре мне остановил армянин на "КАМАЗе". Душевно пообщались. Ночевал возле их стана. Получил в подарок много консервов! Колымская дорога, хоть и без асфальта, гораздо лучше якутской.
Добравшись до реки Алдан, на пароме познакомился с водителем пикапа, который имел московские номера. Серега вместе с девушкой Леной,-магаданские ребята,-перегоняли джип из Москвы домой, не торопясь они путешествовали по России. Ребята потеснили свои вещи, чтобы я поместился в машину. Доехали до Хандыги. Они пошли ночевать в гостиницу, а я познакомился с местными чеченцами и поставил палатку под крышей их строящегося магазина. Чеченцы были очень рады гостю, поделились продуктами и дали кипятка.
Следующий день с Серегой и Леной ехали до Усть-Неры. Это середина трассы Якутск-Магадан. Подружились с ними. Теперь они уже пригласили меня помыться в свой гостиничный номер, вместе поужинали и выпили, а ночевать я остался в машине.
Затем около суток ехали до аэропорта Сокол, это уже почти Магадан. По дороге чуть не попали в аварию. Открутились гайки на заднем колесе. Серега был на нервах и по дороге материл Лену. А я читал им стихи, чтобы отвлечь от негатива. 

Я рассказал, что хочу подработать в Магадане, чтобы были деньги на оставшуюся часть путешествия. Серега пытался устроить меня в старательскую артель, по трассе их много встречается. Но нигде бородатым саратовцем не заинтересовались. Дорога в Магадан очень красивая! Высокие сопки, живописные перевалы, бурные реки. К июлю еще не на всех сопках  растаял снег. 





В поселке Сокол живут родители Сергея. Приехали к ним уже под утро и легли спать. Меня определили в баню. Там сухо и тепло. После обеда я проснулся и Серега отвез меня в город. На въезде в Магадан он показал мне скульптуру Эрнста Неизвестного "Маска скорби". Это памятник жертвам ГУЛАГа.




В Магадане мне негде было остановиться. Я пошел в библиотеку и в интернете стал искать вписку. От адвентистов седьмого дня дозвонился до одной девушки. Она отправила за мной машину. Так мы познакомились с Троллем. Этот парень отвез меня к себе, а через полчаса мы пошли встречать еще двоих стопщиков-парня и девушку, которые приехали из Владивостока.
Тролль отвез нас к Маджесту, в однокомнатную квартиру. Там мы и расположились. Маджест, качаясь, спросил, любим ли мы алкоголь. Ну и так далее...


Серега, который вез меня на Колыму, нашел мне подработку на стройке. Десять дней я жил и работал на даче одного магаданского мажора на берегу бухты Гертнера.



Каждый день во время прилива купался в холодном Охотском море, ибо помыться было негде. Единственное неудобство морской воды-то, что в ней мыло не мылится. Но я приспособился мыться фейри-ему не страшна холодная и соленая вода!
По выходным мы с Маджестом и его другом Комендантом пили водку. Они открыли мне все прелести фильма "Догма"!


Комендант называл меня интересным персонажем, подарил мне три красивых ножа и интересную книгу психолога Николая Козлова. 

Магаданские адвентисты седьмого дня подарили мне кое-что из обуви и одежды. И я решил прокатиться еще по тем местам Магаданской обл, куда возможно добраться автодорогой. 
В поселке Ола я присел покурить "Беломора" на детской площадке и случайно познакомился со странной женщиной, которая гуляла с внуком. Она пригласила меня ночевать в квартиру. Мы поели, выпили вина. И она начала рыдать и исповедоваться мне, т.к. приняла меня за божьего человека. Затем эта женщина подарила мне необычный камень, тайком привезенный ее мужем с "Луны" (так называется крупный объект золотодобычи, где многие местные работают вахтой). Когда я спросил разрешения помыться в ванной, она сказала мне, вытирая слёзы: "Идите лучше домой!"
И я вернулся в Магадан, где заночевал в женском монастыре. Рядом с монастырем есть армянское кафе, куда я зашел, весьма проголодавшись. Армяне с радостью накормили русского, который говорит на их языке! И отправился я в поселок Талон. По дороге есть переправа через реку Яна, которая является бесплатной и для автомобилей, и для пешеходов. Наверное, это единственная в России бесплатная переправа! До Талона меня подвозила гостеприимная семья. Они предложили заночевать у них на даче. Когда я ходил помыться на речку Тауй, меня окликнул прохожий: "А где это у нас ДРСУ-Дон работает?" Так я встретил земляка.
У рыбаков посмотрел на хариуса и мальму-рыбу, которую ловят в сибирских и дальневосточных речках. 
Из Талона я вернулся на 13-й км магаданской трассы и поехал на северо-восток области, в поселок Омсукчан. По дороге видел медведя. Он быстро бежал впереди машины, напрягался, бедняга, пока не сообразил, что надо уходить в сторону. В Омсукчан меня привезли в час ночи. Я нашел подходящий заброшенный дом и поставил в нем палатку. Проснулся утром от того, что рабочие заправки заметили в доме палатку. Вышел, познакомился с тремя мужиками. Один из них, Влад, оказался хозяином магазина автозапчастей. Он показал мне свой магазин и мы выпили пива. Влад много рассказывал про поселок и о себе. Он называл меня то Всеволодом, то Савелием, то Севастьяном и обращался исключительно на "Вы". Через некоторое время он решил съездить за коньяком "Кантемир". С таксистом-татарином мы катались в магазин. После коньяка нам захотелось покорить сопку Фестивальную, с которой хорошо видно поселок. Ни телефона, ни фотоаппарата у меня не было, а Влад обещал нафотографировать меня там и затем прислать на мыло. Влад купил еще конька, водки, закуси и пшикалку от комаров, и мы отправились в путь. 
Дорогу пересекала мелкая, но очень бурная речка. Обычно такие речки здесь тихие, но после дождей воды в них становится много. Кое-как мы перебрались на другой берег. Влад упал в воду и промок. Мы развели костер, пожарили сосисок и погрелись. Долго блуждали по лесу, часто останавливались смочить горло. Ползали-собирали жимолость и голубику. 
Смеркалось...
Так и не дойдя до сопки, мы решили вернуться назад. Но дорогу найти не могли. Еще более полноводная бурлящая шумная речка преграждала нам путь. Омсукчанка, мать ее! Мне удалось найти место, где было несколько островков. Можно было перейти реку поэтапно. Кое-как я убедил не умеющего плавать Влада войти в реку. Полностью промокнув, мы выползли на последний, пятый, островок. От него до берега метров десять, но течение было настолько бурным, что даже пьяными мы не рискнули полезть туда. Унесло бы к чОртовой матери! У меня из кармана незаметно унесло документы и деньги, в ног сорвало обувь. Влад потерял оба своих крутых телефона. Уплыл и пакет с остатками пойла и закусью. Такого отчаяния я никогда раньше не испытывал! Весь мокрый, замерзший, пьяный, босой... не знаю, куда идти и что делать... Влад начал трезветь и сориентировался. Мы договорились, что я побегу к ближайшему мосту через реку (до него около 5 км по каменистым сопкам) и вызову помощь из поселка, а Влад останется ждать на островке. Было около 22 часов.
Я до крови изранил ноги об острые камни, порвал одежду, съезжая на заднице с крутых склонов. Бежал, моля Ктулху о помощи! Я высох, протрезвел и вспотел. Страшнее всего было бы встретиться с медведем! Кое-как я нашел этот мост, в темноте дошел до поворота к поселку. Весь путь занял часа три с половиной. К моему счастью, там работал дорожник на экскаваторе. С его телефона я вызвал МЧС, представившись Александром Ивановичем Золотаревым. Экскаваторщик, парень из Харькова, пустил меня погреться в одноместную кабину. Приехали МЧСники, смотрят на меня, лохматого, босого, израненного, в рваной одежде и... радуются! К счастью, у них оказался лимонад,-сушняки меня замучили. Мы взяли с собой мента с автоматом (противомедведевая защита) и пошли искать Влада. Блуждали, кричали, вопили в темноте... безрезультатно. Решили вернуться в пожарную часть и дождаться рассвета. Там я чуть согрелся, попил чаю, полежал под одеялом. Пожарные называли меня Саней Золотаревым. Мужики хотели оставить меня там, но я настоял на том, чтобы пойти с ними. Я единственный, кто мог сориентироваться и найти то место, где был Влад. На рассвете, уже без мента, мы отправились на поиски с двумя собаками. Ходили несколько часов. Оказывается, к Фестивальной сопке есть прямая тропа, без бродов и ебеней. Ее найти нам с Владом не было суждено. Мы с МЧСниками громко кричали, надорвали глотки. Ходили везде, где только возможно пройти. И вдруг на наши крики откликнулся Влад!!! Это была великая радость! Он жив! Оказывается, Влад всю ночь сидел на корточках на островке, уснул и упал в воду, потом опять выполз на островок и ждал нас. Замерз и ужасно проголодался.
Так Влад вернулся домой к жене и сыну. Я зашел к МЧСникам попить чаю и отправился в свою палатку в заброшенном доме. Все мои вещи и еда остались у Влада в магазине, но на заправке меня угостили вкусными котлетами. Весь день я спал.
Вечером, хромая и охая, пошел к Владу домой. Он уже отогрелся и выспался. Слова, которыми он меня встретил: "Синька-чмо!" Я забрал из его магазина свои вещи.
Из Омсукчана я не мог уехать сразу. После дождей размыло дорогу и с Владом мы еще виделись. Но пили только кофе. Он дал мне 1000 руб, т.к. все мои деньги утонули.
Думаю, всё дело именно в коньяке "Кантемир". Ведь когда я пил армянский коньяк, мои документы никуда не уплывали...


Таким был мой июль! Красота!

суббота, 25 января 2014 г.

Июнь 2013 Чернобыль, Беларусь, Иркутская обл.


Сумская и Черниговская области

К первому июня осталось лишь две области Украины, где я еще не успел побывать-Сумская и Черниговская. Из Курской обл. я въехал в Сумскую, побывал в старинных городках Глухов и Путивль и поехал в Сумы. Здесь мне встретилось много добрых и щедрых людей. Один водитель дал 20 долларов, настоятель сумского собора-100 гривен и мешок продуктов, а его помощник-еще мешок продуктов и 50 гривен, а также довез до удобной позиции на трассе. На выезде из города стопило человек десять, уже смеркалось и шел дождь. Я устал стоять на дороге и поставил палатку прямо в ржаном поле, сидел в ней и жрал колбасу с чесночными булочками.


Рядом с г.Кролевец мне указали на короткую, но безлюдную дорогу. Уже вечерело, я подыскивал место для палатки. На мосту через красивую реку Сейм стояла машина и два мужика пили пиво. Я подошел к ним спросить, где лучше расположиться с палаткой. Даже не поздоровавшись, мужики спросили: "Пиво пить будешь? Какую музыку слушаешь?" Оказалось, что они организаторы крупного рок-фестиваля "ПроРок", который в течение 4 лет проходил в Украине. Про палатку они и слушать не стали-повезли меня ночевать к себе.
На следующий день я заехал в Чернигов буквально на один час-посмотрел центр города и пообедал в женском монастыре на высоком живописном берегу Десны. Меня подвозил парень на фургоне с номерами Голландии. Угостил двумя банками голландского пива.
От черниговских ментов позвонил в чернобыльский храм. Мне сообщили, что пропуск будет ждать меня на КПП "Дитятки" и попросили остаться в Чернобыле хотя бы на неделю, помочь красить фасад храма. Поэтому через Киев я смело двинул в радиоактивное паломничество.


Чернобыль

До Чернобыля добирался стопом из Киева часов восемь. Чем ближе к Зоне отчуждения, тем меньше машин. Но зато редко кто проезжает мимо. В саму Зону въехал на автобусе для рабочих.


Водитель подождал меня на КПП, пока мне сделали пропуск, а потом привез к самому чернобыльскому храму, где меня уже ждали матушка Люба и рабочий из Киева Сергей.
Въезжая в город по центральной дороге, совсем не замечаешь, что он заброшен.


Да он и не заброшен. Пятиэтажки заселены рабочими-вахтовиками, а среди частного сектора около 80 жилых домов. 


А вот когда идешь по отдаленным улочкам, обращаешь внимание на все прелести Чернобыля-гниющие дома, заросшие травой и деревьями, всюду белки скачут и дикие кошки.







Мутанта ни одного я не встретил! Каждый день утром и вечером бегал купаться на реку Припять-храм находится совсем недалеко от нее. Чернобыляне (не чернобыльцы!) живут как и везде: ловят рыбу, выращивают картошку и капусту, собирают грибы, держат скотину, ходят на охоту. К радиации они относятся очень спокойно. Говорят, что в Киеве уровень радиации выше, чем в Чернобыле. В центре города висит электронное табло с показаниями дозиметров всех объектов Зоны. Зашкаливает только в Припяти и в тех селах, где захоронены радиоактивные отходы. Ежедневно в Чернобыль приезжает 2-3 автобуса с туристами, едет много иностранцев. Они сидят внутри салона в респираторах, боятся выходить, только фотографируют через стекло. Местные прикалываются над ними: чаво приехали, раз боитесь, сволочи-буржуи!




В городе не так давно заложили аллею скорби. Там нет деревьев. Вдоль дорожки стоят столбики с названиями переставших существовать населенных пунктов.




Сергея и меня поселили в домик рядом с храмом. Зимой в этом домике живет кочегар. Сергей из тех людей, которые называют кисточки щетками, путают фиолетовый с розовым и боятся произносить слово "дьявол", говоря просто "друга сила". Еще Сергей по любому вопросу имеет очень четкое собственное мнение, во всем он прав и точно знает, что лучше, а что хуже. Большую часть жизни он пропил, а к пенсии уверовал в православных богов и теперь вместе с женой молится и кается. Сергей работал на ЧАЭС и участвовал в ликвидации последствий аварии. О том, как радиация отразилась на его здоровье, говорит, что только зубы выпали и член не стоит, а так все нормально. 
Красить фасад нам помогали некоторые местные жители и гости из Киева. Матушка давала нам талоны на трехразовое питание в городской столовой. Там кормятся все рабочие и многие местные жители. Столовая советская! С пластмассовыми подносами, гранеными стаканами, старыми некрасивыми тарелками, очередью и толстыми грубыми тетками в белых колпаках. Готовят очень даже неплохо и накладывают много. Один только завтрак на четырех тарелках! Неделя в Чернобыле была для меня временем патологической сытости. К обеду я не успевал проголодаться после завтрака, и на ужин шел сытым, да и просыпался неголодным  Матушка часто подкармливала нас клубникой, жареной рыбой, блинами... В общем, рай для автостопщика!

В Чернобыле я нашел старую порванную школьную хрестоматию. Впервые прочел "Мертвые души" Гоголя!
Батюшку я видел всего два раза. Он заболел и большую часть времени был в Киеве. Они с матушкой на голом энтузиазме вернулись в родной Чернобыль через 15 лет после аварии и начали восстанавливать храм, благоустраивать территорию, проводить службы. Прихожан и пожертвований у них почти нет, только на праздники приезжает народ, особенно 26 апреля.

Батюшка и матушка-люди добрые, хорошие и сердечные, чего не скажешь о многих священнослужителях РПЦ.



Когда я уезжал, мне даже заплатили 700 гривен за работу, хотя заранее об этом даже разговора не было.
В Припять нужен отдельный пропуск. Туда попасть мне не удалось.
Из Чернобыля я снова двинул в Беларусь!

В Украине поменять свою 1000 гривен на рубли я не успел и повез их с собой дальше!




Беларусь

Через Пинск и Брест я поехал в Беловежскую пущу. Цена входного билета была для меня слишком высокой, да и имеющихся белорусских рублей не хватило на него. Я запарил гречку возле пущи, погулял, поел и направился в Гродно. Туда есть прямая дорога через Беловежскую пущу, но без пропуска не проехать, ибо там дача Лукашенко и простых смертных не желают там видеть. Поэтому пришлось ехать окольными путями. Уже темнело, когда меня подобрал неразговорчивый водитель, который ехал прямо в Гродно. В два часа ночи я уже ставил палатку на берегу Немана! Город очень красивый, там много поляков и, соответственно, католиков. В Гродно я увидел необычный троллейбус-тир. Он стоит в центре города и открыт для любителей пострелять. Один выстрел стоит 1500 белорусских рублей (около 5 наших руб). В женском монастыре меня угостили множеством ништяков и, довольный, я отправился на Браславские озера в Витебскую обл. По дороге меня подобрали ребята, которые ехали на озеро Нарочь-самое крупное озеро Беларуси. Хотя оно не входило в мой маршрут, я решил заночевать на берегу Нарочи, чтобы помыться и постираться. Озеро очень мелкое. Пришлось уйти очень далеко от берега, чтобы хотя бы окунуться.


Когда я стопил возле Нарочи, остановился парень-таксист. Обычно таксисты не любят стопщиков. Я сказал водителю, что путешествую автостопом, без денег. "Да все нормально,-ответил он,-садись! Я сам только вчера вернулся из Питера. Стопом с другом ездили!"

Вообще в Белоруссии очень хороший автостоп. Много голосующих людей можно увидеть на трассе. И никто там не остается, всех увозят! Один такой голосующий подарил мне шайбу-бумажный кружок, предназначенный для записей тахографов дальнобойщиков. Одной рукой голосуешь, другой показываешь водителю шайбу: я, мол, свой. Эта шайба не раз мне потом помогала уезжать. Дальнобой проникается уважением к имеющему шайбу и останавливается, хотя понимает, что голосует стопщик, а не коллега.


В браславских озерах я тоже искупнулся. Там их много, целый каскад озер. Я торопился в Магадан, поэтому не стал задерживаться в тех краях. В Витебске ночевал в палатке прямо в городском парке на берегу Западной Двины.
Очень порадовали меня надписи на белорусском языке. Как слышится, так и пишется: гарадской стадыён, улица Церашковай...



В итоге, все 6 областей Беларуси я объехал за 8 дней, в два захода по 4 дня. Очень понравились мне те края. Жаль, было мало времени на них.




Начало пути в Магадан

Из Витебска я поехал в Псков. Ночевал рядом с женским монастырем в городе Остров на мелкой реке Великой. Белые ночи не давали уснуть. Непривычное это дело. Монастырская жрачка придала мне сил и к следующей ночи я был уже под Питером. До Киришей меня вез веселый парень, который сказал, что я похож на Егора Летова. Он высадил меня на окраине города и оставил там наедине с двумя литрами пива. Я поставил палатку, сварил каши, выпил пиво. А проснулся от того, что мокро как-то стало. Толи дождь, толи роса, толи вспотел... Да я же обоссался! Какой кошмар! Какой стыд! Сева! Ты нажрался пива и залил все вещи в палатке своей вонючей мочой! Позор! Срам! Как же это гнусно! Впервые за 27 лет обоссаться во сне! Да еще и в Ленинградской области!
Постирался я только в Череповце, на реке Шексне. По ней проходили красивые трехпалубные пассажирские теплоходы со знакомыми названиями. Подумать только! Эти теплоходы скоро увидят мой родной Шишкин бугор на Волге!!!
В Череповец я приехал с одной лишь целью-побывать в музее Башлачева. Местные слышали про своего земляка-поэта, но где находится музей даже не знают. Один только мент путевый попался-показал дорогу. Хранительница музея Таня Мельникова уделила мне много личного внимания. Ее уже не удивляют автостопщики, которые приезжают в Череповец из разных уголков России специально для того, чтобы попасть в музей. Это единственный бесплатный музей в Череповце. Небольшое помещение в здании библиотеки.


Далее через Вологду, Ярославль, Кострому, Иваново и Владимир я вышел на основную трассу, что ведет на Восток. Под Владимиром одна сердобольная тетенька провезла меня на своей "Оке" сквозь длинную пробку. Она была со своим другом и пригласила нас попить чаю на ее даче. Поели, хлебнули винца. Меня уговаривали остаться ночевать у них, но было еще далеко до вечера. Я был настроен на движение вперед! Тетенька одарила меня обувью и продуктами. До сих пор ношу подаренные ею носки.
Я поставил цель-проходить не менее 500 км в день. По основной трассе это не составляло труда. Всю ночь я ехал до Казани с водителем-татарином. Потом весь день спал на берегу Волги в палатке. Казань готовили к Универсиаде, было много транспорта и ментов. В сам город я не заезжал. По объездной, которая длится около 40 км, обогнул столицу Татарстана. Там долго пришлось пережидать дождь под мостом.
Из Казани на легковушке доехал до Челябинска с белорусом предпенсионного возраста, который ехал за невестой. Жена вступила в какую-то новую веру, где пропагандируется свободная любовь и стала изменять ему с руководителем общины. Он развелся с ней и теперь ехал к бывшей однокласснице, по отношению к которой много лет испытывал нежные чувства. Обычно в конце пути я благодарю водителя, который меня подвез. А в этот раз водитель много раз сказал спасибо мне. Я помог ему быстрее доехать до невесты, помог не уснуть за рулем.
В Ишиме Тюменской области кругом болотистые равнины и много оводов. Меня чуть не съели, гады! Я мылся и стирался в озере с заболоченными берегами. Страшное дело! Ноги в камыши проваливаются, вода мутная, оводы жужжат и больно вонзают жала в плоть.
От Ишима до Кемерова меня вез веселый чувак на легковушке. Я ехал с ним почти 24 часа. Это был мой рекорд-1200 км за сутки. В Кемерово отдохнул на берегу Томи. Пока спал, ребетня пулялась мелкими камешками в мою палатку. Понарожают же уродов!
По объездной Красноярска ехал с необычайно толстым мужиком. Вез он меня немного, километров семь, но за это время я узнал столько нехорошего про его начальство, сколько за всю жизнь не знал про своё!
В Тайшете меня подобрал джип с номерами 14-го региона (Якутия). Это меня весьма порадовало, ведь мой путь в Магадан проложен именно через Якутск. Игорь, хозяин джипа, очень любит путешествовать. Он работает начальником охраны газопровода в якутских ебенях, куда возможно добраться только вертолетом или по зимнику. Работает вахтой месяц через месяц. Зарабатывает неплохо, оставляет деньги жене и детям, а сам с девушкой весь свободный месяц посвящает путешествиям. Я собирался ехать в Якутию автодорогой через Байкал, но Игорь убедил меня поехать через Усть-Кут и часть пути пройти по реке Лене. Такой красоты, говорит, нигде больше не увидишь! Так больше суток мы ехали до Усть-Кута. Там он меня и оставил.


Мой первый гидростоп

Летом автомобильной дороги до Якутии отсюда нет. Зато возможно добраться по реке. Регулярно ходят пассажирские, автомобильные и грузовые суда. Порт Усть-Кута называется Осетрово, а железнодорожная станция-Лена. Два дня я пытался найти попутное судно до Ленска.  Вот выдержки из дневниковых записей:

 29.06. Долго спал. Ходил на автопричал, откуда отправляются паромы на Ленск. Охранник сказал, что таких пассажиров, как я, на судно не берут.
Старый капитан, которого я случайно встретил на улице, посоветовал сходить в портовую диспетчерскую. Там две очень хорошие женщины объяснили мне, что официально брать пассажиров на борт грузовых судов запрещено, но с капитаном можно договориться. На танкерах, по их словам, с этим очень строго, а вот на грузовых причалах, на автопароме и на пассажирском может получиться. Диспетчеры посоветовали сходить на северный грузовой причал, где готовится к отправке судно "Жуя". Оформление одноразового пропуска на территорию порта стоит 40 рублей. Капитан "Жуи" не согласился брать меня и сказал, что они идут не в Ленск, а только до Витима. От Витима до Ленска 200 км и нет автодороги. Я разговаривал с капитанами других судов, но они тоже идут только до Витима. Один из капитанов посоветовал мне сходить на нефтебазу, т.к. все танкеры идут до Ленска. Безо всякой надежды я пошел на нефтебазу. Тамошние охранники были удивлены моему желанию найти попутное судно и познакомили меня с мужиком, который занимается отправкой нефтеналивных судов и работает непосредственно с капитанами. Мужик сказал, что ничего не обещает, но попытается помочь. Приходи, говорит, завтра. Также я сходил на причал фирмы "АлРоса", но там на ближайшие дни судов не предвиделось. На пассажирском причале капитан ракеты "Полесье" даже не стал со мной разговаривать. Ему пассажиров, которые хотят уехать за деньги, сажать некуда, а тут какой-то безумный волосатый автостопщик в оранжевом костюме!
Лег спать в палатке на берегу, рядом с причалом.

30.06. Утром снова пошел на автопричал. Там познакомился с пожилым армянином по имени Азат. Он оказался в Усть-Куте без денег и так же, как я, пытается уйти в Ленск попутным судном. Работники автопарома "Капитан Молотов" сказали нам, что капитан не берет пассажиров без автомобиля. А к водителям проситься бесполезно, так как они уже прошли регистрацию на причале и количество своих пассажиров изменить не могут.

Оставалась надежда только на нефтебазу. Я снова пришел туда. Мужики соединили меня по телефону с капитаном одного из танкеров. Он сказал, что ему навязали на борт четверых геологов и места нет. Я заверил его, что готов спать хоть на палубе, лишь бы дойти до Ленска. Капитан взял и... согласился. Завтра меня ждут на судне!



Поставил палатку на берегу, рядом с нефтебазой. Туда пришли купаться местные пацаны. Двое молодых и один постарше, хромой мужик, называющий себя подонком. Еще с ними был толстый мальчик лет тринадцати. У подонка в рукаве оказалась чекушка. Но, вытаскивая бутылку, он разбил ее. И снова похромал в магазин. Когда вернулся, мы выпили с удовольствием. Больше всех пил тринадцатилетний толстяк. Подонок же рассказывал, что всегда наливает Водяному и даже разговаривает с ним.
Продолжение в июле!